Петербургские историки пытаются разгадать тайну надгробия коллежского советника

 

В одном из скверов Купчино краеведы обнаружили историческую мемориальную плиту. Им удалось выяснить, что надгробие было установлено на могиле петербургского чиновника, жившего в XIX веке. 433

Прямая ссылка:

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

История надгробия коллежского советника Дмитрия Гусева завершилась благополучно благодаря счастливому стечению обстоятельств и неравнодушию петербуржцев. Теперь плиту установят на территории Волковского кладбища по соседству с памятниками, которые не были приняты на музейный учет.

Как сообщает корреспондент НТВ Катерина Правдина. Софийская улица в месте, где купчинцы обнаружили старинное надгробие, немноголюдна даже днем. От глаз автомобилистов зеленую зону, скрывающую находку, отделяет листва и широкий тротуар, который летом оказывается во власти немногочисленных велосипедистов.

Ольга Ясененко. житель Купчино: «Помогла увидеть надгробие оттепель, которая была прошлой зимой. Раньше здесь рос высокий бурьян, зимой он полег. Меня заинтересовал камень необычной фактуры. Я подошла и поняла, что это надгробие».

Ольга не осталась равнодушной к находке — плите конца XIX века, которая венчала могилу коллежского советника и кавалера Дмитрия Ивановича Гусева, скончавшегося на 59 году жизни. Информацию об обнаружении памятника с воодушевлением подхватили купчинские краеведы.

В результате проведенного расследования выяснилось, что Дмитрий Иванович был персоной не рядовой. В списке гражданских чинов шестого класса 1847 года значится коллежским советником, имел жалование в 729 рублей. В Петербурге проживал на Невском проспекте. Вероятно, был одинок, потому что найти сведения о его родных краеведы не смогли.

Вячеслав Минин. культуролог: «Он работал в Министерстве государственных имуществ. Был начальником 3 стола 2 отделения — такое звание. Небольшой, но начальник. Заведовал лесными угодьями».

Каким образом надгробие оказалось на Софийской улице, где никогда не было кладбища, наверное, так и останется тайной. Как и обстоятельства кончины чиновника. В документах сообщается, что умер советник от нервной горячки, симптомы которой очень схожи со свирепствующей в то время в Петербурге эпидемией холеры. Но скончавшихся от этой страшной болезни хоронили на специальных кладбищах. Поэтому не исключено, что настоящий диагноз скрыли, чтобы достойно проводить служащего в последний путь.

Подробности — в материале НТВ

 



  • На главную